Paganini

Дата cобытия: 08.11.2015

7 ноября "И-НЕ-ЗА-ТЕ-ВАЙ"  (Москва, джаз-клуб "Академический")


Интервью с Дмитрием Бозиным о рок-спектакле "PAGANINI"


Видеозапись спектакля "Черепаха" (Санкт-Петербург, апрель 2011 г.), Дом Архитектора, Бронзовый зал

 


Дмитрий Бозин: «Я читаю великих алхимиков»

В профессии артиста не так много поэзии, как кажется: гораздо больше изматывающих переездов, досадных слухов и растворимого кофе. Дмитрий Бозин относится к тем немногочисленным артистам, встреча с которыми не опускает с небес на землю в режиме жесткой посадки. Поэт, подлинный артист  и человек с удивительно глубокой философией, он зачаровывает не только зрителя, но и всякого собеседника. 13 февраля на сцене Ивановского областного театра кукол Бозин выступит с поэтическим вечером «Автор категорически НЕ утверждает…» по произведениям Блеза Сандрара, Михаила Зощенко, Марины Цветаевой, Андрея Платонова, Саши Черного. Разумеется, говорить в преддверии спектакля с Дмитрием Бозиным о погоде и «творческих планах» было невозможно – только о нем, об искусстве.

 – Дмитрий, как родилась программа «Автор категорически НЕ утверждает…»? В чем ее замысел?

 – Я прочел эту строчку у Зощенко. «Автор категорически не утверждает…» Она открыла мне дверь в новую программу. Это не метафора – это физика. Теперь я снова и снова открываю эту дверь для пришедших в зал. В том и замысел, и промысел.

 – Есть ли какая-то категория зрителей, которых вы хотели бы пригласить отдельно?

 – Нет. Дверь простая, деревянная, без замка.

  Сатира, к которой вы обращаетесь в программе, неразрывно связана со злободневными проблемами, волновавшими того или иного литератора, публициста. А вы сами следите за новостным потоком – политическими перипетиями, войнами и революциями?  

 – Сатира, не проросшая в юмор, не интересует меня в качестве материала для программы. Я не могу абстрагироваться, мне страшно, больно и жаль нас, людей, но помочь я могу, лишь вынув нас из страха боли и избранных нами самообманных систем. Потом вернемся, но нужно знать, где выход.

 – Можно выделить определенный круг близких вам авторов, творчество которых входит в ваши чтецкие программы. Как он формируется?

 – Это не круг, а, скорее, шар. Музыкальный шар, потому что я соединяюсь с литературой, архитектурой, живописью и разнообразными живыми существами при помощи музыки, пропитавшей мое существо. Ведь «и любовь – мелодия». Это тоже не метафора. Чего не слышу – того не существует.

 – Ваши поэтические вечера ассоциируются с чем-то светлым и жизнеутверждающим. Тем удивительнее включение в новую программу Платонова, писателя тяжелого, начиная от тем и заканчивая языком. Чем был обусловлен этот выбор?

 – В том-то и парадокс, что такие авторы, как  Бродский, Достоевский и Платонов кажутся мне проводниками в свет, и с каждой строчкой все светлее в душе моей, а долго читая (именно читая) Зощенко, Горина, Жванецкого или Вуди Алена, я впадаю в грусть – тоску о людях, смеющихся от безвыходности и безнадежности. Даже вывел для себя понятие «эзопов комплекс», в который уложил сомнение автора в пользе своего остроумия и в том, что смеющиеся действительно слышат его и понимают «эзопов язык». И я проявляю это в программе, сопоставляя Зощенко и Платонова. Это центр данной композиции.

– Моноспектакль, как мне кажется, требует от артиста колоссальной самоотдачи и невероятной внутренней энергии. Есть у вас какой-то ритуал перед выходом на сцену, какая-то установка, которую вы себе даете?

– Мне кажется, что ритуал за сценой нужен в том случае, если нет ритуала на сцене. Мне же нужно только выдохнуть сомнение. Одно из многих. Остальные выйдут со мной на сцену, но какое-то одно нужно выдохнуть.

 – Комедия призвана развеселить людей, трагедия – заставить задуматься. У сатиры не столь очевидные задачи. Каких эмоций и мыслей вы ждете от зрителей, какой посыл транслируете?

 – Я давно сказал себе, что моя работа – дать людям время, место и повод. А люди сами решат – думать, плакать, смеяться, спать или уйти.

 – К слову об эмоциях. Русских часто называют одними из самых закрытых людей в мире: у нас не принято улыбаться, смеяться на улице, мы настороженно относимся к незнакомцам. Вы согласны? Как вы считаете, что могло бы сделать нас, мрачных северян, немного счастливее?

– Бродский прав: «То ли вера слаба, то ли нервы слабы». Счастлив тот, кто верует или уверен. И я говорю не о религиозном чувстве, хотя религия тоже использует этот душевный корень, предлагая ему свою духовную почву. Дело благое, тем более в мире, где природный корень давным-давно  обрублен. Но мы привыкли укореняться в собственную мрачность. Однако наша недоверчивость – суть есть идеализм и вера в вековечное счастье. Мы утверждаем: «Чуда нет!», чтобы наткнуться на него, окунуться в него, окрылиться им, но… Как можно неожиданнее!.. На самом деле мы не так  безнадежно мрачны, как кажется.

 – Театр Виктюка, который вас прославил, во многом строится на языке тела. Моноспектакль, чтецкая программа – на слове. Как вам кажется, что понятнее публике?

 – Тело, без сомнения, гораздо влиятельнее. Слова приходится растирать в порошок или растворять в какой-нибудь влаге. Например, в музыке. Иначе они, сухие и твердые, застревают в уме, царапают мысли и толпятся в прихожей памяти, не решаясь войти. Извлечь из слов такую же чистую и ясную энергию, что исходит из грамотных тел – задача для мастера. Но я читаю творения великих алхимиков.

 – Артисту дается уникальная возможность примерить на себя десятки масок, лиц, перевоплотиться в героев разных эпох. Если пофантазировать о машине времени, куда бы вы отправились, кого бы встретили, что бы сделали?

– С моими родителями в момент их знакомства. Просто со стороны посмотрел бы на их проникающую друг в друга красоту.

Беседовала Евгения Кочеткова (портал "Частник.ру")


В предверии 25-летнего юбилея легендарного спектакля

 

«СЛУЖАНКИ» 

Дмитрий Бозин: Для меня роль Соланж стала этапным завершением моего сценического опыта в пространстве Театра Виктюка. От восхищения до воплощения был пройден полный космический круг (круто завернул!).

Я увидел этот спектакль в девятнадцать лет, будучи студентом ГИТИСа. И на следующий день нас собрал худрук и объявил нам свое мнение: спектакль, безусловно, зрелищный, но они с женой так и не поняли сюжета. Так он решил доказать нам превосходство "нашей школы переживания" над "их школой представления". Я прошу вас запомнить эту его формулировочку, так как в различных перевертышах она еще вернется ко мне. А в тот момент я отчетливо почувствовал столь радостное для молодого самолюбца интеллектуальное превосходство. Я-то, как мне показалось, с первого раза прочел абсолютно все слои: и сюжет, и взаимоотношения персонажей, и совмещение актерских и художественных стилей (что б я в этом соображал тогда). И понимание это было для меня чем-то естественным и совершенно неважным, потому что мой мозг крепко ухватил и никогда уже не отпускал самый главный зримо-звуковой символ: 

Выхваченные из черноты Вселенной силуэты третьлюдей-третьстатуй-третьящериц, перемещающихся в контрапунктах Стравинского и звукописью внедряющих в мой мозг слог за слогом текст пьесы, вскрывая и сам текст, и мой мозг.

Я до сих пор восхищенно не понимаю, как двадцать лет назад молодые ребята и профессионалы с абсолютно устоявшейся школой нашли общий язык и создали образы и стиль, даже сейчас кажущиеся чем-то невиданным, несмотря на многообразие фестивальных форм и жанров. Графика и пластика модерна, маски японского театра и западный перевертыш философии самурайской чести, интонации античного, старинного французского и преемника его традиций - старинного русского театра, психоанализ Фрейда, архетипический анализ Юнга, психохореографические откровения Боба Фосса, основы зарождающегося театра пластической драмы Мацкявичюса и самого Виктюка, заложенные ими еще в Вильнюсе… 

И все это расплавлено в жаровнях живых, современных и жадных до секса творцов. Так создано абсолютно ни на что не похожее (вот уже двадцать лет) и саморазвивающееся существо о четырех головах и тысячах крыльев. 

Творцы "Служанок" - великое созвездие. Недосостоявшихся личностей в нем не было. 

Режиссер - Роман Виктюк
Сценография и костюмы - Алла Коженкова
Музыкальный редактор - Асаф Фараджев
Художник по гриму - Лев Новиков
Пластический режиссер - Валентин Гнеушев
Хореограф первого варианта - Алла Сигалова
Хореограф второго варианта - Эдвальд Смирнов
Месье - Сергей Зарубин, Леонид Лютвинский
Мадам - Александр Зуев, Сергей Виноградов
Соланж - Константин Райкин, Владимир Зайцев
Клер - Николай Добрынин, Николай Добрынин

Редко очень мощные фигуры способны сыграть цельную партию. Сложно человеку-ладье смириться с тем, что ходит он только прямо по параллельным и не владеет кривыми прыжками человека-коня. Но великая удача "Служанок" именно в том, что это "партия без пешек", а фигуры поверили в гений Шахматиста и разыграли времена, страны, стили и даже САМИ ПРАВИЛА ИГРЫ.

 


Ведущий актер театра Романа Виктюка Дмитрий Бозин: 

«Я рассказываю людям истории персонажей, не свои»

Театр Романа Виктюка 18 ноября открыл гастроли в Томске спектаклем «Маскарад Маркиза де Сада» по пьесе Андрея Максимова. Это история Маркиза де Сада, который 17 лет провел в тюрьме, в то время как власть придумала ему двойника – инспектора Маре. Под именем де Сада инспектор устраивал оргии, печатал тексты и в итоге поверил в  собственную уникальность. Вечные вопросы слуг и героев, истинного и ложного таланта, творца и власти. Все это в стилистике и традициях театра Виктюка: смешение физического и духовного, мужского и женского, яркие красочные картины, удивительная пластика, музыка. Мнения на спектакль расходятся: одни его превозносят, другие – ругают, говоря о том, что режиссер исчерпал себя. Но, в любом случае, «Маскарад Маркиза де Сада» не отпускает своего зрителя еще долгое время, заставляя его воспроизводить яркие сцены и размышлять о смыслах.  Мы встретились с ведущим актером театра Романа Виктюка Дмитрием Бозиным, который сыграл в спектакле главную роль – Маркиза де Сада.

Дмитрий, вы в театре Романа Виктюка уже в течение 20 лет. За это время вы сыграли множество разных ролей: шедевральная Саломея, Воланд, Дон Жуан, Соланж в «Служанках», Вурм в спектакле «Коварство и любовь» …. И, наконец, «Маскарад Маркиза де Сада» - один из недавних спектаклей. Позволила ли эта роль открыть себя как-то по-новому?

Честно говоря, давно уже не занимаюсь тем, чтобы открывать себя. С собой я достаточно ясно разобрался, и случилось это, правда, очень давно. Сейчас, когда какие-то режиссеры в театральных проектах или киноработах говорят: «Мы хотим открыть тебя для зрителей по-новому», я всегда отвечаю: «Хватит открывать меня. Давайте просто при помощи меня откроем какое-нибудь произведение и расскажем людям историю». Я использую себя, чтобы рассказывать истории других людей, не свои. Это принципиально важный для меня подход. Маркиз де Сад – не я. Чем-то его история мне близка, но во многом ли? Со временем, конечно, в персонаже появляется больше моментов, которые привлекают меня лично, я выбираю из этого образа то, что мне нравится. Если у автора написано, что герой ревнует и в гневе от измены, то я выбираю того Маркиза де Сада, который видя женщину с другим мужчиной, шалеет от вожделения.  Ведь это главное, что отличает Маркиза де Сада от некоего стандартного мужа. Он теряет голову, от того, что женщина изменила и прожила сама ту жизнь, о которой он пишет. Она вошла в этот мир, та, которая при нем этот мир отрицала и ясно требовала так себя не вести.

Это вообще интересное качество мужское и женское – мы такие искренне целомудренные в рассуждениях о других, мы так ясно знаем, как не надо поступать другим…Стоит только нам самим столкнуться с этим вожделением на самом деле, и мы быстро-быстро объясняем себе, почему так нужно поступить и почему нам стоит отправиться вслед за ним.

Это как раз к слову о некоторых зрительских реакциях на спектакль… Вы в своих интервью говорите, что вы тонко чувствуете зал, и громадный опыт гастролей, наверное, тоже сказывается. Расскажите, отличается ли русская публика от зарубежной?

Мы не так много по-настоящему общаемся с зарубежной публикой. Однажды мы играли голландской публике в Амстердаме «Саломею» со строчкой английского языка. Это был интересный опыт. Совершенно другие реакции, люди успевают прочесть, отреагировать, выходит такой чуть запоздалый смех и так далее. А если говорить о контакте с залом за рубежом…Если я рассказываю историю о Рудольфе Нуриеве, например, то в Бельгии, Германии, Голландии, Америке, Израиле история человека, потерявшего Родину, приобретает другой смысл. Для нас, сидящих здесь, как бы мы не хотели ее понять, это все-таки абстракция. А там ты как будто входишь в скалу понимания. Это не то, когда говорят: «Я разговариваю с тобой как со скалой». Нет. Это другое. Это что-то очень тяжелое, но при этом глубокое и сильное.

 А что тогда волнует зрителей в России?

Смех. И Роман Григорьевич это тоже прекрасно понимает. После спектакля «Коварство и любовь», который был по-настоящему тяжелый, появился легкий спектакль «Маскарад Маркиза де Сада». Если в нем есть подтекст, то он виден лишь большим специалистам, знатокам, которые будут в нем разбираться. Они отличат музыку, поймут, о чем текст, узнают Малера в финале – обращение к человечеству…А так обычные люди сидят в зале и смеются над всем происходящим, потому что есть, над чем. Умный человек Андрей Максимов написал остроумную пьесу. И следующая наша премьера о Флоренс Дженкинс (прим. спектакль «Несравненная») тоже основана на смехе человеческом. Пусть в результате человек поймет, над кем он смеется, но это только в конце. А весь спектакль он будет смеяться над этой женщиной. Это как «Служанки» - люди радуются танцам, их мало интересует Стравинский, звучащий внутри.

 По-вашему мнению, зритель на спектакли Романа Виктюка должен приходить подготовленным?

Ничего не должен зритель. Виктюк и сам достаточно образованный человек и прекрасно понимает, что если театр собирает от 800 до 3000 человек, вы не наберете эти несколько тысяч подготовленных людей. Это невозможно. Таких людей можно собрать в зал человек на пятьдесят. Это не значит, что такая Россия – нет, так происходит во всем мире. Недавно приезжал в питерскую консерваторию на мастер-класс Габриэль Прокофьев (внук Сергея Прокофьева)  - композитор электронной музыки (он пишет и прекрасную симфоническую музыку для оркестров, но соединяет ее с диджейскими пультами, электроникой). Он мой ровесник, прекрасный парень и умнейший человек, родился и вырос в Лондоне. И он говорит так: «Если вы хотите свои музыку продвигать, хотите, чтобы она была понятна, то пытайтесь окунаться в клубы, пишите для клубов, потому что это интересно, но ищите форму. За вечер мы даем от 9 до 20 минут подлинно классической музыки, все остальное – работа ди-джеев». И это понимание лондонской аудитории. Поверьте, когда бываю в лондонских театрах, понимаю, что это зал умнейших людей: они всегда внимательно слушают и реагируют.

 Тогда в чем, по-вашему, задача театра сегодня: научить, помочь испытать катарсис, позволить человеку испытать наслаждение?

Дать время. Лет пятнадцать назад Татьяна Самойлова, организатор гастролей в город Екатеринбург, сказала: «Дайте моим зрителям время. Это самое главное. Они будут приходить и смотреть спектакли, день за днем, а вы будете приезжать год за годом. И через десять лет у вас будет аудитория». Мы пошли на это, и мы в восторге от результата. Таня возила в Екатеринбург сложные и интересные спектакли, которые она показывала и на мировых фестивалях, чтобы дать екатеринбуржцам интересную информацию – это всегда была ее задача. Сейчас я в восторге от контакта со зрителями, от способностей людей вычислять нюансы. Дайте людям время. Дайте им увидеть спектакль и сказать: «Как это сложно и тяжело», а потом прийти домой и подумать. Через год они придут снова.

 А вы как зритель, какие любите театры, спектакли?

Я фанатик английского театра, и езжу туда с периодичностью в полгода, отсматриваю то, что они делают нового. Это блистательно: режиссерски, актерски, с точки зрения зрительного зала – другая аудитория. Я был и на школьных спектаклях, где играют молодые ребята и в зале сидят школьники. Это совершенно другой уровень, не в обиду учителям. Надо доверять своим детям, им есть, о чем говорить. Надо давать им интересную информацию, они способны ее воспринять.

Я фанатик Джеймса Тьерри. Просто фан, фан, фан! Это великий человек. Он способен на все, он умеет все. Он Майкл Джексон мирового театра,  клоун, мим, акробат, восточный боец, негр, танцующий хип-хоп, еврей, с великолепным чувством юмора, а еще он внук Чаплина…Это огромное счастье видеть его, это вдохновляет. Для меня это вправду детское счастье, я сижу с открытым ртом и смотрю на все это. Еще конный театр «Зингаро» Бартабаса, японское искусство буто – это гениально. Я люблю ходить и в наши театры. Мне нравится команда Владимира Агеева – я ходил на их «Соломею» и  я в восторге от их выбора, решений.

Я люблю, работая с командой другого театра, смотреть их спектакли, в которых я не участвую. В последнее время мне интересен интеллектуальный театр, но не в смысле «театр в очках». А интеллект как способность мыслить абстрактными понятиями и выстраивать их в логические цепочки, которые становятся невероятно живыми. Человек, который способен оживить абстрактные понятия своей плотью и кровью, мне наиболее интересен.

 Я посмотрела ваш гастрольный график, он невероятно плотный и расписан на много времени вперед. В первую очередь, российские и мировые гастроли с театром Виктюка, кроме того, у вас есть и свой Мифологический театр… А будут ли у вас какие-то новые проекты, отличные от того, что вы делали раньше?

Будут, но чуть позже. Вы правы абсолютно – график безумно жесткий, я не знаю почему, и за что мне это сейчас. Но ничего не поделаешь - Бога не спросишь.

 Вы стали меньше играть в Москве…

Мы везде бываем редко. Москва стала одним из городов, мы заезжаем,  играем спектакль и вновь едем дальше. Может быть, из-за ремонта, что нет здания – вот мы и колесим. Возможно, когда оно появится, мы остановимся и все силы вложим, чтобы создать в нем театр, куда будут стремиться люди.

Не знаю, насколько покажется вам корректным вопрос. А не такого чувства пресыщенности за эти годы одним настолько мощным театром?

Он не один, я много играю и в других театрах. Да, конечно, театр Виктюка влияет на меня больше всего, но это не странно для человека, который играет в театре 20 лет практически все главные роли. Но я прекрасно и с удовольствием осознаю, что я далеко не один в этом театре. Это мощнейшая команда, каждый из них – профессионал высокого класса. Вы смотрели спектакль и видели, что это не некий главный герой, это команда. Я не умею делать то, что делают они, у каждого свой стиль – гений Виктюка складывает нас в единую композицию. Нет, пресытиться я не могу. Одно дело, что хочется рассказать еще больше историй, совсем других. Но у меня есть истории, которые много лет не открываются. Например, своего часа ждет «Книга Джунглей», и недавно ко мне приходит молодой режиссер, который предлагает мне в компактном, интересном театре создать наконец-то спектакль по этому произведению. И, возможно, это получится уже в мае.

Я читала, что идея с центральной картиной, на которой изображена женщина, в спектакле «Маскарад Маркиза де Сада» принадлежит вам. Мне интересно, как эта идея появилась у вас? Я так понимаю в театра Романа Виктюка – это приемлемая практика, когда актер может предлагать такие центральные решения.

Я доказал факт того, что это необходимо.  Это, на мой взгляд, единственное ради чего Маркиз де Сад вообще пишет. Он в своем воображении видит ту, о которой. Дело не только во мне  - все вокруг это чувствовали, само пространство так решает. Владимир Аносов, наш психопластик, обратил внимание на то, что теперь женщина в центре, а вокруг нее двенадцать рож, а на следующем занавесе Платон сидит в центре и вокруг него двенадцать юношей. Все это Христос и двенадцать апостолов в разных вариантах. Я не знаю, как я это почувствовал. Я стоял и смотрел. Как я сам рисую? Я смотрю на белую стену и вижу там, как проступает тот рисунок, который я потом раскрашиваю. Но художник нарисовала по-другому, я видел это более изящно (я поклонник модерна, в этом смысле), для меня женщина – это искреннее совершенство, у меня в воображении эта женщина обнажена и прекрасна, а здесь женщина – яростно голая. Это другое ощущение, но оно ближе к Маркизу де Саду.

(беседовала Татьяна Дутова, источник "Сибтерра", Томск)

 


Актеры театра Романа Виктюка устроили в Музее соцбыта перформанс на тему произведения А. Гайдара " Тимур и его команда (KAZAN WEEK)


Во время гастролей в Казани актеры театра Романа Виктюка посетили Музей социалистического быта. Инициатором культпохода и главным экскурсоводом стал заслуженный артист России Дмитрий Бозин.

"Наш театр в Казани далеко не в первый раз, но вот впервые добрались до этого уникального музея. Мы привезли горячий привет и слова поддержки от нашего художественного руководителя Романа Викторовича Виктюка. Полностью согласны с его словами о том, что надо помнить, откуда мы пришли - иначе мы никто!" - рассказал ведущий актер театра. После этого он передал в музей привезенные с собой экспонаты - старенькую кепку, в которой еще в школьные годы с удовольствием играл роль хулигана Мишки Квакина.

К яркому образцу дворовой моды советского времени артист приложил и саму книгу А. Гайдара "Тимур и его команда".

А главным подарком музею стал фрагмент-воспоминание школьного спектакля 70-х годов, где тогда еще совсем юный Дима Бозин в этой самой кепке колоритно исполнил роль уличного пацана Квакина. И вот, спустя почти 30 лет, популярный актер , натянув на глаза фактурный головной убор, с настоящим мальчишеским задором мастерски показал посетителям музея, как выглядел, говорил, вел себя настоящий советский хулиган!

Увиденное прокомментировал директор Музея соцбыта, Рустем Валиахметов: "Удивительные артисты! Кстати,наверняка не все знают, например, о непростом советском детстве Дмитрия Бозина. Если начать перечислять названия улиц и населенных пунктов где ему довелось пожить, то можно считать это уроком советской географии: родился в г.Фрунзе на ул.50 лет Октября, затем детство продолжилось в пос.Комсомольский Тюменской области. Причем несколько лет будущая звезда театра и кино жил вместе с родителями в .... обыкновенном строительном вагончике! О квартире, пусть даже коммунальной, оставалось только мечтать - так что в нашем музее ему было что рассказать".

На память о посещении казанского музея артистам вручили книгу "Актер и гражданин", изданную Татарским книжным издательством в 70-е гг. Актеры с благодарностью приняли подарок.

"В следующий раз обязательно добавим вам экспонатов на театральную тему!" - уходя, пообещали московские гости.

ФОТОРЕПОРТАЖ в разделе "Фото-и Видео-Новости"


Король-Арлекин (Интервью с создателями)10.07.2013

Фоторепортаж


Спектакль театра Романа Виктюка "Король-Арлекин" (по пьесе Рудольфа Лотара) - полная версия


 

Интервью с Дмитрием Бозиным и Анастасией Животовской ( архив 05.03.2011)

По следам «Черепахи»

Черепаха очарованно неспешна,
Сила нежная под тяжестью покоя.
На земле она задумчиво потешна,
Но летает невесомо под водою…

Это стихотворение Дмитрия Бозина дало название спектаклю, который прошёл в Кировске в канун мартовских праздников. Автор назвал его музыкально-поэтической композицией в стиле мелодекламации. Дмитрий Бозин, заслуженный артист РФ, читал со сцены стихи Бродского, Цветаевой и свои собственные под аккомпанемент пианистки, лауреата международных конкурсов Анастасии Животовской. А потом было интервью.

 

 – Скажите, Дмитрий, как шёл энергообмен с кировским слушателем?

– Так или иначе мы чувствуем сопротивление зала, если оно есть. Сегодня его не было. Либо люди уже знали, куда шли, либо большая часть знала и она сформировала настроение остальных. Было очень интересно, только прохладненько. Я имею в виду только температуру воздуха, но никак не температуру сердец. Но мы привычные. Иной раз пар изо рта идёт. В Уфе люди сидели в шубах.

– Сегодня в зале были зрители, которые не первый раз приходят на ваш спектакль. Как вы думаете, почему?

– Во-первых, потому что он меняется раз от разу. Во-вторых, и нами, и теми великими поэтами, по-настоящему гениями, заложен такой объём, который не сразу раскроешь. Находясь на сцене и читая эти стихи, я сам каждый раз чему-то удивляюсь, открываю по-новому. И Настя… Да, Настя, я никогда у тебя не спрашивал: кроме того, что ты стараешься успеть передать тот или иной пассаж, что-то ещё открываешь для себя?

Анастасия Животовская. – Получается так, что если идёт какая-то волна от тебя, то я думаю: «Ага, вот сейчас он поступил так, значит, я попробую сыграть вот такую музыку». Вообще-то (обращается к журналистам. Авт.) я играю классику – Прокофьева, Равеля, и оттуда начинаю выбирать кусочки и добавлять в свою импровизацию. Допустим, сегодня в стихотворение Бродского «Пилигримы», которое Дмитрий читает сразу после «Посвящения Ялте», я решила добавить похоронный марш, опять же выбрав кусочки из концерта Прокофьева. Я его как раз разучиваю.

 

Дмитрий Бозин. – Мальчишка, мой персонаж, сегодня действительно сорвался. Я не ожидал, что именно так выйдет. Он застрелил и понял катастрофу. Если раньше у него была какая-то злоба или мальчишеская правота, то тут он понял, что проиграл. А отсюда и «Пилигримы» вышли более трагическими, чем обычно.

– «Черепаха» – некоммерческий проект, довольно сложный для восприятия. Наверное, со своими творческими возможностями вы могли бы найти такую форму общения со зрителем, чтобы собирать аншлаги и много зарабатывать. А вы выходите со столь сложными текстами.

– Одно время действительно были сомнения. Но мы поняли, что это неверно. Нас прекрасно слышат, и чем сложнее информация, тем с большей душой открывает её зритель. Я обратил внимание – люди уже не хотят простоты. Напротив, они благодарны тем, кто открывает им всё новое и новое, чего они, может быть, и сами ещё не знают. Пришло время информацию усложнять. Это раньше казалось, что Бродский недоступен.

 

– В этом ваша миссия – открывать?

– В какой-то степени. И не только моя. Нас много. Сурганова, например, – очень взрослая зрелая артистка, которая поёт Бродского и создаёт вместе с музыкантами потрясающие произведения. Когда-то молодая Пугачёва тоже пела классику – Мандельштама, Высоцкого. И публика принимала, собиралась на эти концерты. Точно так же сейчас новый виток этого же ощущения.

С чем это связано. Время диктует?

– Именно так. Просто мне кажется, что люди устали от прямой простой информации. Тем более что она теперь не такая уж прямая и не всегда честная. Сложная информация – она честнее. Эзопов язык стал очень нужен.

– Говорят, поэты обладают даром предвидения. Как вы думаете, что будет дальше?

– Как в стихотворении: «Поэтам суждено… предрекать последний свет»? Не знаю. Я не оптимист в этом смысле. Как в том анекдоте: «Пессимист говорит – хуже уже не будет, а оптимист – будет, будет». Понимаете, когда-то был прорыв шестидесятников, потом – фильм «Обыкновенное чудо». Шли один за другим потрясающие концерты, чтецы выходили на сцену. В Новом Уренгое целые залы собирались слушать Филиппенко, и я тоже тогда был на концерте. Казалось, у нас открылось всё: и Пугачёва поёт великое, и эстрадники, и классики сошлись в одном, мы собираемся на Товстоноговские спектакли – всё потрясающе. Сейчас тоже кажется, что весь мир открыт. Но ведь свежий поток 60-х так или иначе задохнулся. Серебряный век – только вспыхнули Цветаева, Волошин, что-то рассказали, и их прикрыли. С моей точки зрения, сейчас новый всполох. Я верю в то, что душа всколыхнулась, что пространство стало слышать и слушать внимательнее. Надолго ли?

 

– Исходя из чего вы делаете подборку программы?

– Из ощущений. Из осознания того, что гармонично сейчас.

А.Ж. – Даже из того, какова обстановка в зале. Энергетика, атмосфера – всё это влияет на смысл того, что будет происходить на сцене.

– Одна моя коллега после концерта сказала: «Хочу посмотреть на ту мать, которая родила такой талант». Кто родители? Как повлияли на вас?

– Я очень счастливый сын. Я не был бы так гармоничен в ощущении любви, в отношении мужчины к женщине, если бы изначально не было той гармонии в ощущении ребёнка и родителей. Благодаря им вся жизнь открылась мне под счастливым углом. Я имею зримый опыт настоящих отношений – мощных, может, порой противоречивых, но глубоких.

– Как вы воспитываете свою дочь, чтобы раскрыть её таланты?

– Она из тех самых индиго, которые сами нас научат. Я внимательный отец, прислушиваюсь к тому, что есть у неё, стараюсь дать информацию и пространство для развития. Наши дети и есть самое главное – так заведено. Не надо ребёнку назидать, как мы хотели бы устроить жизнь. Он сам откроет миры, и будут они совсем иные, даже технически. Дети же и душу открывают по-другому. Поэтому нужно просто не мешать.

 

– И пусть делает, что хочет, или же всё-таки заставляете трудиться?

– Трудиться приходится много. Со мной родители так же поступали: ты должен тренироваться, получать знания – это твоя обязанность. Но они как-то так смогли сделать, чтобы я этого хотел, чтобы у меня была тяга к физическим тренировкам, занятиям.

– Какой ещё спектакль можно было бы привезти в Кировск?

– Что касается эмоционального восприятия зрителя, то любой. Они прекрасно слышат искреннего актёра, который выходит к ним, и режиссёра, который хочет рассказать им волнующую его историю. Именно такое ощущение сложилось у меня сегодня. А дальше всё зависит от оборудования сцены, потому что наш театр технически очень сложен.

 

«Богатство голоса и безупречное владение им». «Отличная пластика и прямо-таки шаолиньские стойки». «Как я, оказывается, соскучилась по живому исполнению классической музыки». «Если бы пропустили спектакль, разве бы сейчас мы с тобой обсуждали стихи Бродского?». «Одного раза недостаточно. Первый был взрывом впечатлений и эмоции. Пришли домой, нашли стихи и видео, посмотрели. Сейчас более осознанно. Всё, что хотели, получили, увидели нюансы. Будет третий раз – пойдём». Это реплики зрителей, покидающих зал после спектакля. За дверями ДК крутила метель, а артисты очень надеялись, что завтра будет хорошая погода. Восхищаясь видом Хибин, они наметили прокатиться на снегоходах.

Беседовала Татьяна Шишкина

 ФОТООТЧЕТ 


 

Дмитрий Бозин: - Я ощущаю Воланда и Саломею невероятными любовниками

Только представьте себе картину: выходит на сцену 40-летний мужчина и начинает играть юную Саломею (которой не было и 16 лет!). Пьеса великого Оскара Уайльда, в которой обыгрывается библейский сюжет, но... костюмы актеров — кожа и латекс, шипы и перья. Добавьте к этому яркий грим. А иудейская царевна предается дикому танцу под песню Мэрлина Менсона «Antichrist Superstar» («Антихрист-суперзвезда»), чтобы получить голову Иоканаана Крестителя. Да еще и танцует в телесного цвета стрингах со стразами на... самом причинном месте.

С риском для жизни

Все это полет фантазии режиссера Романа Виктюка в спектакле «Саломея». В Мурманск его театр уже приезжал с постановками «Служанки» и «Черепаха», каждый раз собирая полный зал и восторженные отзывы. Но именно «Саломея» считается одним из самых скандальных детищ Виктюка, ведь здесь присутствует и тема гомосексуализма, и религии, и биография Оскара Уайльда, точнее, история его запретной страсти к лондонскому денди лорду Альфреду Дугласу.

Мистика и неприятности преследуют спектакль все 15 лет, что он играется. И в Заполярье нашлись подводные камни: грузовики с декорациями застряли в области — из-за морозов замерзла солярка. И когда зрители уже собрались в зале Кировки и предвкушали начало шоу, машины только-только подъехали к ДК. Монтаж занял почти два часа, но северяне, несмотря на усталость после рабочего дня, дождались спектакля. Тем более, что они получили приятный бонус — 2 часа сольного выступления ведущего актера театра Виктюка Дмитрия Бозина. Именно он играет главные роли почти во всех спектаклях. В том числе и в «Саломее».

Пока за спиной актера рабочие с грохотом устанавливали декорации, Дмитрий читал залу стихотворения Марины Цветаевой, пел, танцевал, имитировал звук трубы! А заодно рассказал северянам важные детали о создании пьесы Уайльда. Например, в самой Великобритании настолько ненавидят Дугласа, что даже играющие его актеры стараются сделать все, чтобы лорд вышел как можно ужаснее и отвратительнее.

- Хотя в театре есть золотое правило — надо оправдывать своего героя, даже если он мерзкий, - отметил Дмитрий.

К слову, спешный монтаж декораций чуть не обернулся неприятностью. По задумке Виктюка, Иоканаан (Иоанн Креститель) висит на веревке на большой платформе, расположенной почти вертикально к полу. Падать метра полтора-два. Крепления платформы сдают, она предательски шатается под актером Иваном Никульчей. А между тем, Иоканаан заходится в сумасшедших конвульсиях. Кажется, Иван совершенно не боится упасть, доиграть сцену важнее.

«Я - мужчина, больше Бог мне ничего не дал»

Уже после постановки Дмитрий Бозин дал интервью «КП».

- Еще несколько лет назад вы говорили, что не представляете себя в 40 лет, играющего Саломею. И вот сегодня мы видим вас на сцене в этой роли...

 - Честно говоря, я до сих пор не понимаю, что происходит. Это не мое желание. Я зову людей, ищу человека, который сможет меня заменить, но этого почему-то не происходит. А спектакль должен жить.

 - Сегодня в зале было так тихо, никто не шумел, не разговаривал. Вас это не смущало?

 - Ничего удивительного. В последнее время я эту звенящую тишину слышу на «Саломее» часто и знаю, что, как ни странно, пришло ее время. Она играется более 10 лет, но что-то произошло — люди стали слышать. Долгое время это было эпатажем, а не диалогом на равных.

- Какая она, ваша Саломея?

- Я в течение многих лет старался не отвечать себе на вопрос. Потому что это дело театральных критиков. Я  выхожу на сцену, не зная, как будет сегодня. Иногда Саломея обожает Иоканаана, иногда дрожит от одной мысли, что появился мужчина, который ее захватил, а иногда свысока смеется над его верой и страхом. В другой раз она все делает назло Ироду. Я много лет чувствую пару Воланда и Саломеи (Дмитрий играет обе эти роли. - Прим. ред) и ощущаю их невероятными любовниками. Кстати, Воланд может быть женщиной. Мне важен сексуальный контакт с залом. А главный  закон  —  понимать место и время. Сам факт раздевания ничего не означает. Виктюк вовремя меня остановил, когда я собирался играть сцену танца Саломеи голым. Он грамотно мне объяснил: «Ты-то к этому готов, что делать со зрителями?»

- У Виктюка вы играете порой не самых положительных персонажей: Алекса из «Заводного апельсина» и маркиза де Сада. Не боитесь себе энергетику испортить?

 - Меня не интересует человеческая жестокость, она скучна и бездарна, это от слабости. Алекс отличается от многих проходимцев. Он вдохновенен, слушает Бетховена и слышит его. Таких людей мало. Сила вдохновения у моих самых темных персонажей невероятна. К счастью или сожалению, это те, кто переступили черту, но достигли чего-то невероятного в том мире.

 - К слову, о другом мире. У вас есть свой фольклорный театр. Себя с каким-нибудь вымышленным персонажем ассоциируете?

- Я совершеннейший человек. Бог у меня отнял все, кроме того, что я - мужчина. Ничего не дал кроме сумасшедшей страсти к Женщине, стремления к ней и обожания, к счастью для меня, взаимного. Иначе я умер бы вообще (смеется). А мифические существа летают вокруг меня и моей любви, охраняют ее и будоражат. Драконы мне близки. Но дельфины и киты не менее волшебные существа. Я прочитал, что они разговаривают и четко повторяют человеческую речь.

Источник: Комсомольская правда (Текст Марии Пашенковой, фото Елены Коваленко)


Дмитрий Бозин явит в Воронеже «Невыносимую любовь к людям»



Воронежцев ожидает неординарное культурное событие - премьера новой сольной программы ведущего актера театра Романа Виктюка, заслуженного артиста России Дмитрия Бозина на сцене Дома актера.

«Любовь может укрыть нас куполом счастливой гармонии....
А может пронизать всю душу сухой колючей порослью
 и забрать из памяти код к дверям понимания.
И только от нас зависит, как талантливо мы справимся с потерей».

Новая авторская программа Дмитрия Бозина «Невыносимая любовь к людям» (стихи поэтов XX века) будет впервые представлена в Воронеже на сцене Дома актера.
Глазами артиста и поэта передается вся палитра человеческих отношений и переживаний – любовь и ненависть, обида и прощение, ревность и предательство, жизнь и смерть, грех и искушение.
Человек на протяжении всей жизни ищет ответы на многие вопросы, а ответы порой хранятся в зашифрованных посланиях поэтов.

 В начале своего творческого пути состоялось знакомство Дмитрия Бозина и Маргариты Тереховой. Эта встреча стала переломной в духовном развитии актера. Именно Маргарита Терехова предложила тогда еще начинающему артисту сыграть в ее спектакле «Когда пройдет пять лет» по одноименной пьесе Федерико Гарсиа Лорки.

 В новой программе Дмитрий Бозин вновь возвращается к пьесе, которую Гарсиа Лорка называл «мистерией о времени, которое проходит».

Не обойдет своим вниманием актер таких поэтов, как Марина Цветаева и Иосиф Бродский, олицетворяющих полюс разума и полюс чувственности. Прозвучат стихи Владимира Маяковского, Осипа Мандельштама, Александра Дольского, Редьярда Киплинга и сатирические произведения Михаила Зощенко.

 В спектакле прозвучит музыка Depeche Mode.

Спектакль «Невыносимая любовь к людям» будет показан 13 апреля на сцене Дома актера, начало в 18.00.

Продолжительность – 1 час 40 минут (без антракта)


Заслуженный артист России Дмитрий Бозин родился в 1972 году в городе Фрунзе. В 1990 г поступил в ГИТИС на курс при театре им. Моссовета под художественным руководством П. Хомского. С 1995 года – ведущий актер театра Романа Виктюка. Известен по ролям в спектаклях «Рогатка», «Служанки», «Мастер и Маргарита», «Саломея», «Король Арлекин», «Маскарад Маркиза де Сада» и других.

 Снимался в фильмах: «Ростов-папа», «Бедная Настя», «Веревка из песка», «Грехи отцов», «Гамлет XXI века».

 Помимо театра Романа Виктюка, Дмитрий Бозин активно сотрудничает со многими московскими театрами и является исполнителем главных ролей в спектаклях «Труффальдино из Бергамо» (театр «Киноактера»), «Орфей и Эвридика» (театр «Луны»), «Человек есть Человек», «Стеклянный зверинец», «До третьих петухов» (Другой театр).

Текст: Сергей Кольцов
Фото: Лариса Линникова, cherepaha.info


Дмитрий Бозин представит «Невыносимую любовь к людям» в Петербурге

Новая авторская работа ведущего актера театра Романа Виктюка, заслуженного артиста России Дмитрия Бозина будет представлена на сцене Петербургского музыкального театра «Зазеркалье» 1 мая.



Жители северной столицы не раз видели артиста, исполняющего роль зловещей Соланж в  легендарных «Служанках», мистического Воланда в историческом спектакле «Мастер и Маргарита», страстной Саломеи в одноименной постановке по пьесе Оскара Уайльда.  Совсем недавно петербургская публика смогла оценить новый образ -  Маркиза де Сада в спектакле «Маскарад Маркиза де Сада» по пьесе Андрея Максимова.

Творческий альянс Дмитрия Бозина и режиссера Романа Виктюка вызывает восхищение на протяжении многих лет.

Однако, артист продолжает самостоятельно совершенствовать и развивать свой собственный поэтический театр, где выступает, как актер и режиссер.

В начале своего творческого пути состоялось знакомство Дмитрия Бозина и великой актрисы современности Маргариты Тереховой. Эта встреча стала своего рода отправной точкой и переломным этапом в духовном развитии актера. Именно Маргарита Терехова предложила тогда еще начинающему артисту сыграть в ее спектакле «Когда пройдет пять лет» по одноименной пьесе Федерико Гарсиа Лорка.

В новой программе Дмитрий Бозин вновь возвращается к пьесе, которую Гарсиа Лорка называл «мистерией о времени, которое проходит».

Дмитрий Бозин о новой программе:
«Все очень просто: я стою один на сцене и читаю стихи.
Лорка, Depeche Mode, Маяковский, Зощенко, Цветаева, Бродский, Киплинг и Бартоломео Торрес Нарро. Сложилась программа легко. В 1994 году вышел дипломный спектакль студии при Театре им. Моссовета «Когда пройдет пять лет» по пьесе Федерико Гарсии Лорки. Режиссером была великая актриса - Маргарита Борисовна Терехова. Я учился в этой студии и в этом спектакле сыграл поэта, которого сама Маргарита Борисовна ассоциировала с молодым Лоркой.»


1 мая, театр «Зазеркалье», начало спектакля в 19:00

Купить билеты на спектакль можно во всех кассах города, или забронировать по телефонам 380-80-50, 703-40-40.


Дуэт для голоса и рояля.

10 февраля зрители филармонии познакомились с удивительной историей любви, сыгранной в свете и тени, движении и голосе, стихах и музыке. Завораживающий спектакль «Черепаха» преподнесли зрителям филармонии заслуженный артист РФ, ведущий актёр театра Романа Виктюка Дмитрий Бозин и лауреат международных конкурсов, композитор Анастасия Животовская.

В причудливый узор сплелись стихи Иосифа Бродского и Марины Цветаевой, классические композиции Сергея Прокофьева, Фредерика Шопена, Роберта Шумана и Эдварда Грига, джазовые и блюзовые мелодии. Удивительно гармонично соседствует узнаваемая классика со смелыми импровизациями пианистки Анастасии Животовской и идущими из самых глубин души стихотворений самого Дмитрия Бозина.

«Черепаха» - проникновенная ода любви, что существует вне времени, рассказ о тончайших гранях этого прекрасного чувства, о всей его непостижимой полноте. Вместе с тем, это и история о бегстве от любви, от самого себя, о желании скрыться за завесой рутины. Таинственная игра света и тени, пластика движений и выразительность голоса Дмитрия Бозина, экспрессия и загадочность Анастасии Животовской увели зрителей далеко в бездну человеческой души, где каждый из них пребывал до самого окончания спектакля.

Спектакль стал не единственным подарком артистов своим поклонникам – тем же вечером желающие смогли пообщаться с Дмитрием Бозиным и Анастасией Животовской на творческой встрече, организованной сотрудниками филармонии. Зрители с теплом и радостью приветствовали любимых артистов, с удовольствием задавали вопросы, благодарили Дмитрия и Анастасию за прекрасный спектакль. Последние охотно рассказали публике об идее создания спектакля и о своём творчестве в целом.

Автор клипа Ирина Шаталина

Информация предоставлена Рязанской филармонией


Дмитрий Бозин и Анастасия Животовская пообщались с рязанцами



В воскресенье, 10 февраля, в Рязанской областной филармонии состоялась творческая встреча с заслуженным артистом России Дмитрием Бозиным и лауреатом международных конкурсов Анастасией Животовской.
 
Большинство вопросов, заданных артистам, касалось спектакля «Черепаха», который они в этот вечер представили зрителям.
 
Как рассказал Дмитрий Бозин, «дуэт для голоса и рояля» (именно так создатели определили жанр «Черепахи») складывался постепенно.
 
Первое отделение раньше существовало как часть моего творческого вечера, – отметил он, – а мои стихи жили совершенно закрытой жизнью, я долго никому не мог дать их, однако пришла Настя и у нас как-то всё очень быстро сложилось.
 
Созданный, чтобы дарить эмоции, спектакль и сам, по признанию Анастасии и Дмитрия, «впитывает» их – в зависимости от настроения исполнителей и зала, каждая строчка «прочитывается» по-разному, меняет смысл, однако всё равно остаётся гимном любви, которая, считает Бозин, является самой главной ценностью для человека.
 
– Если ты почувствовал, что время для тебя остановилось, если мир продолжает жить, а для тебя время словно прекратило свой бег, – значит, ты испытал это чувство, – отметил он.
 
Наверное, в силу именно того смысла, который авторы вкладывают в постановку, они считают её языческой, и признаются, что необычен он не только для них, но и для зрителей.
 
– И.Бродский и М.Цветаева дают сумасшедшую информацию на высокой скорости, меняющуюся в секунду, – раскрыл Дмитрий Бозин секрет того «послевкусия», которое остаётся после просмотра.
 
Очарованию спектакля невозможно не поддаться, утверждали, в свою очередь, участники встречи, приглашая артистов чаще приезжать в областной центр. Ради этого они, по их собственному признанию, готовы ждать сколь угодно долго. Ещё одним доказательством зрительской любви стала огромная очередь, выстроившаяся к Дмитрию и Анастасии за автографами.


Уфимцы одними из первых испытали «Последнюю любовь Дон Жуана» от Романа Виктюка

В пятницу, 8 февраля, на сцене ДК «Нефтяник» в Уфе состоялся спектакль режиссерской постановки Романа Виктюка «Последняя любовь Дон Жуана». Гастрольный тур по России театра Романа Виктюка начался с февраля, а закончится в конце марта. Уфа стала одним из первых городов, в которых были отыграны представления в рамках этого тура.

В день представления организаторам пришлось поволноваться: из-за непогоды в этот день многие самолеты прилетели с опозданиями. Театр Романа Виктюка прибыл в Уфу за несколько часов до начала

представления.

Название спектакля «Последняя любовь Дон Жуана» придумал сам Роман Виктюк. Постановка по пьесе Эрика-Эммануэля Шмитта «Ночь в Валони» была тепло встречена уфимцами. В зале были люди самых разных возрастов. На спектакль пришли как подростки, так и люди старшего поколения.

Перед представлением из колонок зазвучал мягкий голос самого Виктюка, который, представившись, попросил: «Дорогие зрители! Пожалуйста, уважайте актеров. Выключите свои игрушки».

Спектакль шел два с половиной часа с пятнадцатиминутным антрактом. Соблазненные когда-то Доном Жуаном дамы приглашают его на бал. Когда же их Вечный Любовник появляется, они ставят его перед выбором: женитьба или тюрьма. У каждой из женщин есть своя маска, точь-в-точь копирующая другие – поведение каждой из них одинаково и предсказуемо.

Спектакль время от времени сопровождает прерывистая, зловещая, психоделическая музыка. Безликие, истеричные, искусственные создания заключают договор – одергивать друг друга, если вдруг они заметят, что флиртуют с искусителем. Но стоит сладкоречивому дьяволу сделать им комплимент – как воспоминания возвращают их в прошлое. «Зачем волку меняться, если овцы одинаковы» - говорит в пьесе Дон Жуан.

В спектакле женщина не способна любить. Мужчина интересует ее как собственность. Когда Вечный Любовник пытается научиться любить женщину, та отвергает его – такой Дон Жуан ей не нужен.

После заключительного монолога Дона Жуана о том, что он начинает новую жизнь и о том, что любовь – есть рождение, загремели аплодисменты. Зал чествовал стоя вышедших на поклон артистов. Рукоплескания не смолкали более пяти минут, а с задних рядов слышалось «Браво!».

 

Справка ProUfu.ru:

Роман Виктюк – советский, украинский, российский режиссер. Художественный руководитель основанного им в 1990-м году театра. Народный артист России и Украины. Заслуженный деятель искусств России. В 1988 году на сцене театра «Сатирикон» в Москве поставил свой самый известный спектакль «Служанки», по пьесе Ж.Жене. После показа во многих странах мира, «Служанки» собрали востороженные отзывы, а самого режиссера сделали одним из самых узнаваемых театральных деятелей.

Фоторепортаж со спектакля можно увидеть в разделе "Фото и Видео новости"


В Уфе прошла премьера спектакля о судьбе Рудольфа Нуриева

8-9 февраля на гастролях в Уфе побывал театр талантливейшего режиссера, человека, еще при жизни названного легендой - Романа Виктюка. На суд уфимского зрителя Роман Григорьевич предоставил три своих спектакля - «Последняя любовь Дона Жуана», детский спектакль «Кот в сапогах» и самый ожидаемый уфимскими театралами - «Нездешний сад. Рудольф Нуриев», по пьесе нашего соотечественника, драматурга Азата Абдуллина, о непростой судьбе великого танцора Рудольфа Нуриева. На сцене - простые с виду декорации: полукругом на каркасе натянуты баннеры: слева - большой портрет Рудольфа Нуриева с цифрами года рождения артиста (1938), справа - белое полотно (позже на него будут проецироваться кадры кинохроники и уникальные бытовые видео-зарисовки из жизни великого танцора). Присмотревшись к странной конструкции, установленной посреди сцены, за которой, собственно и находятся баннеры, становится понятно, что это ничто иное, как балетный станок, будто вырванный из стены репетиционного зала и замкнутый в небольшой круг. Получается некий загон. Имея в распоряжении знания о жизни и творчестве Нуриева, тут же понимаешь, насколько гениальная и точная метафора! И при этом - такое простое решение! На сцену выходят актеры. Лучшие в театре Виктюка - Людмила Погорелова, Евгения Соляных и, конечно же, Дмитрий Бозин в роли Нуриева. Выбор именно Бозина на роль мэтра неслучаен - кроме невероятной внешней схожести, судя по всему, Дмитрий обладает некими сакральными знаниями, позволившими ему вжиться в личность Рудольфа Нуриева. «Я его с 19 лет готовил к этой роли. Как увидел на сцене, так и начал готовить», - признается Роман Виктюк не без гордости. «Душа Нуриева на сцене!» - писали критики, впервые увидевшие «Нездешний сад» в далеком 2004-м. И правда, Бозин справляется с возложенной ролью восхитительно. Его тело идеально - не дутый качок, а сухой, жилистый, рельефный, он будто древнегреческий атлет, из той же породы, что и Нуриев.

Нуриев живее всех живых.

 Когда Бозин подкидывает в воздух свою партнершу Евгению Соляных, а на экране за их спинами Нуриев вскидывает на плечо Марго Фонтейн, создается впечатление, что трансляция на экран идет прямо из зала. Внешность, жесты, мимика, пластика, даже акцент - реальность теряется, полностью размывается…. и перед нами - загнанный, раненный, кричащий от боли дикий и свободолюбивый жеребец: умирающий, но живой. И даже когда в конце постановки Нуриев (простите, Бозин), до этого яростно мечущийся, падает на пол, и тело его накрывает пестрая парча, будто привезенная из Сент-Женевьев-де-Буа (кладбище в пригороде Парижа, где похоронен Нуриев. Его могила представляет собой холмик, накрытый цветной парчой, выложенной мозаикой - прим.ред.), на этом ничего не заканчивается! Нуриев живее всех живых, он встает, он возвращается к станку! Кажется, нет других актеров, способных быть Нуриевым, хотя бы на час пятьдесят.

Нуриев и есть искусство.

 Виктюк – режиссер, идеально ставящий свободные спектакли про свободных людей; и от него не смог ускользнуть ни один из важнейших фактов биографии Рудольфа Нуриева, по крайней мере, те из них, что оставили отпечаток в его душе. Очень тонкий вопрос гомосексуальности Нуриева Виктюк поднимает и решает невероятно тактично - про нее не говорится ни слова. Нуриев представляется как некое воплощение сексуальности - все присутствующие в его жизни (на сцене), несомненно, желают его. И мужчины, и женщины. И враги, и друзья. Нуриев есть сексуальная энергия, не терпящая условностей и половой принадлежности. Эта энергия - одна огромная любовь, вершина совершенства, она порождает Искусство, а Нуриев и есть Искусство. Вот такая философия. Нуриев не умер. Обнимая большой шар, накрытый парчой, он встает. Тишина. Затем «Спящая Красавица» Чайковского. Аплодисменты. Они не затухают, зал стоит. Актеры аплодируют зрителям, зрители аплодируют актерам. На сцену выходит элегантный пожилой мужчина. Микрофон держит, слегка оттопырив мизинец: «Я стою перед вами. Я жив. Здоров!» Это - автор пьесы «Нездешний Сад» Азат Абдуллин. «Надеюсь, мы и в будущем будем идти этим прекрасным коллективом к нашему Небесному саду!» – говорит он.

Фоторепортаж со спектакля можно увидеть в разделе "Фото и  Видео Новости"

Новости

28.12.2015

АФИША

Афиша январь, февраль 2016

Подробнее

08.11.2015

"Paganini". Спектакль в стиле РОК! Аплодисменты!

PAGANINI

Подробнее

30.09.2015

Новый театральный сезон 2015

Видеорепортаж

Подробнее

29.10.2015

ПРЕМЬЕРА! ФЕДРА!

Служанки живут уже 25 лет!

Подробнее

Календарь событий

Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31